Тесты на скольжение – один из «маяков» мастерства

9 октября 2019

В нынешнем сезоне тесты по скольжению стали моментом настолько обязательным, что без них не только невозможно получить допуск к участию в соревнованиях, но и разряд без них не присвоится. Почему внимание к качеству катания стало настолько пристальным и как идёт кампания по приёму тестов в стране – в интервью с председателем Директората по фигурному катанию ОО «БСК» Юрием Тишковым.

 Почему исчезла «школа»?

— Юрий Николаевич, в своё время «школа» — обязательные фигуры – были частью соревнований. Сегодня это не так, но мы внутри страны снова сделали тесты по скольжению обязательными. Это не «школа», но – из той же примерно оперы. Зачем?

— Строго говоря, тесты придумали и ввели, конечно, не белорусы. Да и в Беларуси они действуют далеко не первый год – просто в нынешнем сезоне мы придали им веса: фактически они стали частью разрядных требований – и это действительно ново для Беларуси.

В прежние годы обязательные фигуры влияли на итоговые места. Одно место в «школе» «стоило» 0,4 балла, одно место в короткой программе – 0,5 балла, место в произвольной – 1 балл. Эта пропорция иллюстрировала, как в фигурном катании понимается роль скольжения – и историческая, и методическая. Эпоха «школы» ушла, и сегодня тесты на скольжение – не часть соревнований, и амбиций расширить соревновательную программу, предписанную ISU, у нас нет. Но тест – часть норматива по присвоению очередного разряда. В других странах, кстати, логика та же: тесты – «пропуск» в более высокую категорию.

— В начале XX века это вообще была главная часть – рисование фигур на льду. Почему же «школа» ушла в историю, если она так важна? Если в итоге все всё равно придумывают внутренние механизмы приёма тестов по качеству скольжения? Зачем надо было убирать «школу»?

— Вряд ли вопрос по адресу. Но могу предположить, что логика изменения правил на рубеже 80-х и 90-х была связана с очень низкой зрелищностью соревнований по «школе». Нет зрителей – нет доходов от продаж билетов, нет трансляций – нет доходов от продаж прав и рекламы, зато есть ощущение «ненужности» широкой аудитории. А ресурса для проведения соревнований по «школе» требуется очень много. Это было рациональное решение с точки зрения трендов развития спорта – повышения его зрелищности, коммерциализации. В эти же времена менялись правила почти во всех видах. В вольной борьбе, например, с 15-минутных схваток перешли на 5-минутные, стали жёстко штрафовать за пассивность – всё для повышения зрелищности и коммерческого успеха – ведь за рубежом, на международном уровне спорт существует в основном на частные деньги. Это нам так повезло, что государство вкладывает огромные средства в базы и обеспечение тренировочного процесса.

Но ISU и сегодня очень трепетно относится к качеству катания. Настолько трепетно, что это даже вызывает протест у приверженцев «акробатического» катания, основанного, в основном, на сложности прыжковых элементов. Оценка за качество скольжения, выраженная сразу в нескольких программных компонентах, сильно, иногда фатально влияет на результат. Поэтому – да, незрелищных соревнований по «фигурам» больше нет. Но правилами соревнований скольжение поднимается на всё большую высоту, и этот тренд невозможно игнорировать. Вот для этого – для того, чтобы об этой тенденции не отстать, — мы и стимулируем работу над скольжением доступными нам механизмами. Даём понять: скольжение – обязательно. Выполнить разряд одними прыжками – не получится. Даже если какое-то время можно доминировать в своей группе за счёт пары более сложных прыжковых элементов и претендовать на медали, ты должен понимать наш сигнал: сугубо «прыжковый» путь, дающий временный успех, – это тупиковый путь. Нам как федерации, как стране нужны не разовые медали на внутренних турнирах, а качественный спортсмен на выходе в юниоры. И если позволить спортсмену расти только за счёт прыжков, «прощая» ему недочёты в собственно катании, к переходу в юниоры мы будем иметь посредственного «прыгуна», не умеющего кататься, – фигуриста, которого на международном уровне никто всерьёз воспринимать не будет.

Природа прыжков

— Однако, главная проблема наших фигуристов, тем не менее, – именно прыжки. Разве нет? Наши ребята получают третьи уровни дорожек на соревнованиях ISU – это очень хорошо. А вот с прыжками – проблема.

—  Во-первых, скольжение – не только дорожки. Уровни ты получаешь за наличие сложных поворотов, работу корпуса – это по большей части математика. А вот GOE отражают качество, зрелищность. И оценку за компоненты получаешь за скольжение в целом, а не только за блоки и повороты внутри дорожки. Качественное скольжение – это тяжёлая работа на протяжении всей программы, спортсмены это знают: идет в ногах, держать ритм, ломать его в музыку, выписывать глубокие дуги. Вот почему важно уметь мастерски скользить: ты тратишь на транзишны меньше сил, они меньше отвлекают от прыжков, ты можешь позволить себе думать о представлении, а не размышлять с озабоченным лицом о том, как повернуться скобкой и не улететь под борт. Не так всё линейно, как просто уровень дорожки. Это первое.

И второе. Я ведь не зря сказал о тупиковом пути. Рассматривать вращения, прыжки как какие-то отдельно стоящие компетенции можно только до определённого момента. Можно, ни грамма не умея кататься, прыгать аксель с места, можно даже двойной аксель от борта выкручивать, но тройного уже не сделаешь – в нём без использования инерции и рычагов не обойтись. Ты должен уметь деликатно и одновременно мощно надавить на дугу, подкрутить её по правильной траектории, при этом с неё не слететь, а вылететь строго по касательной, контролировать её на всём протяжении отталкивания и делать это на «автомате», потому что после отрыва тебе ещё 3,5 оборота лететь. И приземляться. Основа прыжка – уверенная дуга, уверенный поворот. Прыжки, вращения – это всего лишь производные, частные случаи скольжения. Это выполненные прыжком повороты – тройки, петли, выкрюки. Не контролируешь дуги – не контролируешь вылеты, значит, не имеешь стабильных прыжков, не можешь наращивать оборотность. Тренеры и спортсмены зачастую слишком беспечно относятся к этой незамысловатой логике. Спортсменов часто «натаскивают» на прыжки, пропуская ключевые этапы, чем перекрывают спортсмену перспективу роста – вот почему нужны искусственные ограничители, которые поневоле будут направлять процесс в правильное методическое русло.

— То есть тесты, разрядные требования – это не просто «измерители» квалификации, это ещё и методические «маяки»?

— Конечно. В них заложены дидактические принципы постепенности, последовательности, сознательности освоения элементов. Наружный моухок с хода назад на ход вперёд помогает выстроить правильную предакселевую дугу. Скоба с хода вперёд внутрь – выровнять положение тела перед акселем: спины, плеча. Понимая, на каком этапе какие элементы вводятся как обязательные, мы можем выстраивать систему тестов как подводящую к ним, убивая тем самым двух зайцев: принуждая к гармоничности развития и нивелируя недоработки которые по субъективным и объективным причинам неизбежно возникают в работе любого тренера.

«Возвратные» «потери»

— Кампания по сдаче тестов в разгаре. Многие не сдали?

— Как только мы повысили статус тестов, нам сказали: вы всё разрушите! дети разбегутся! тренеры уволятся! школы закроются! останется, цитирую, «выжженное поле». Мы слышим это уже почти год. Сначала по поводу новой классификационной программы.  Потом по поводу критериев отбора в сборную. Потом по поводу отбора на этапы ЮГП. Однако, пока никто из-за тестов или критериев, или новых разрядных требований никуда не сбежал. И вот тесты сдаются – не всеми, конечно. В танцах с первого раза тесты прошли лишь около половины спортсменов, остальные ушли на пересдачу. И я внутренне ожидал, что сейчас снова раздастся «плач Ярославны»: если даже танцоры у вас тесты не проходят – что говорить про остальных! всё, наши дети потеряли мотивацию! вы убили в них желание кататься! Но – нет. Непрошедшие тест слова не сказали. Развернулись и пошли работать. И их тренеры, к чести этих самых тренеров будет сказано, не стали искать причин неудачи на стороне. «Работаем дальше!» И мы понимаем: эти тренеры, эти спортсмены по-настоящему настроены на результат. Так что – потери есть, и это нормально – значит, тесты выдержаны с достаточно сбалансированным уровнем сложности. Но это не «безвозвратные» потери. Уверен, со второй попытки их пройдут почти все. И это будет означать большой шаг вперёд.

— Будут ли тесты меняться?

— Мы будем пересматривать их каждый год. Но общая логика сохранится: подводящий характер, от простого к сложному, от отдельных элементов – к связкам и блокам. В конечном счёте нужно выходить на уровень, при котором старшие разряды будут способны выкатывать любые, самые неудобные, самые нетипичные блоки.

— Откуда вы берёте тесты?

— Тот комплекс, который дети катают сегодня, – производное от британских комплексов, адаптированное под нашу программу. Но уже сегодня подходят тренеры, предлагают сделать акценты более точными: Юрий, давайте возьмём программу, выйдем на лёд и порисуем? Думаю, так мы и поступим: будем двигаться от элемента к элементу и собирать уникальный белорусский комплекс, который наиболее точно будет отражать именно нашу Классификационную программу. Надо ли говорить, насколько важно, что в тренерской среде рождаются такие инициативы? Насколько это здоровый знак?

— Новую судейскую систему часто критиковали за то, что она сделала все дорожки «инкубаторскими», «убив» их индивидуальность, разнообразие.

— Долгое время я был одним из тех, кто так считал. И отчасти продолжаю так считать, потому что подавляющее большинство дорожек по-прежнему содержат типовые, стандартные решения: крюк-выкрюк-твиззл, качалка, скоба-выкрюк-крюк. Но последние чемпионаты мира иллюстрируют другой тезис: при желании сделать оригинальный продукт, при мастерском скольжении ты соберёшь такие последовательности шагов, так отдекорируешь их хореографией, что смотреть на это можно будет только открыв рот: взять хотя бы Нейтана Чена с его короткой программой прошлого сезона.

— Далеки ли времена, когда на белорусских спортсменов будут смотреть, открыв рот?

— Уверен, что недалеки. Уже в этом сезоне пара наших ребят-одиночников в Челябинске и Гданьске заставили о себе заговорить. Когда российский комментатор, который не особо жалует иностранных спортсменов «второго эшелона», проронил фразу: «У Беларуси подбирается неплохая команда!», когда мы уже не в последних рядах, а в середине и верхней половине турнирной таблицы этапов ЮГП, когда наш одиночник попадает в «десятку» (Александр Лебедев – 8-е место на этапе ЮГП в Челябинске) – это уже совсем другой уровень амбиций и другой уровень внешнего восприятия команды. Надеюсь, эта «кривая» динамики роста будет по-прежнему смотреть вверх: тренеры высшего звена уже поймали азарт гонки за лидерами, и сами спортсмены, надеюсь, вошли во вкус. Посмотрим, что принесёт текущий сезон, и будем двигаться дальше.

Комментарий:

Александр Морозов – Председатель техкома по организации мероприятий Директората по фигурному катанию:

— Для оценки качества скольжения на тестах мы постарались сформировать судейские бригады так, чтобы получить максимально объективную картину по стране. Опыт приёма тестов у нас большой – организация самих мероприятий проходит вполне дежурно. Видно, что подавляющее большинство спортсменов и тренеров отнеслись к задаче серьёзно: тесты выучены, выкатаны, судьям не приходится ломать голову о природе ошибок. Наши внутренние протоколы показывают, что мнения судей, за очень редким исключением, в основном солидарны – говорю это, чтобы сразу отмести доводы о недостаточной объективности оценки скольжения. Профессионалы, поверьте, с высокой степенью точности способны оценить почти неосязаемые для непосвящённых вещи: глубину дуги, наклон конька, чистоту ребра, натужность или лёгкость скольжения. Всё это вместе даёт хороший эффект: массированных жалоб на качество судейства нет, никаких демаршей нет и, надеюсь, уже не будет. Директорат благодарен тренерскому составу за серьёзное отношение к такому важному компоненту подготовки и к достаточно жёстким рамкам, установленным Положением о тестах. Тесты – «живой» организм. Они, конечно, будут меняться вслед за развитием самого вида спорта, за новыми задачами. Но – постепенно и взвешенно. Очень приятно, что и некоторые тренеры проявляют интерес к этой работе: чем шире будет круг привлечённых специалистов – тем более точный адекватный мы получим результат.

 

Поделиться VK FB

Последние новости